Явные преимущества инъекции ботулотоксина в жировую ткань эпикарда, для предупреждения развития послеоперационной фибрилляции предсердий у пациентов после коронарного шунтирования с фибрилляцией предсердий в анамнезе, по-видимому, выходят за пределы первоначального 30-дневного послеоперационного периода. Исследователи сообщили на 26-й ежегодной научной конференции HeartRhythmSociety, что этот эффект может сохраняться в течение года.

фибрилляции предсердий

Назвав результаты неожиданными, старший исследователь Джонатан С. Стейнберг, доктор медицинских наук, из института аритмии The Valley Health System в Нью-Йорке, сказал: «выгодное снижение тяжести ФП продолжается дольше, чем ожидаемые и наблюдаемые эффекты ботулотоксина на активность автономной нервной системы, возможно, при помощи обратного ремоделирования предсердий… Мы на самом деле ожидали обнаружить рассеивание эффекта при ФП через примерно 3-6 месяцев».

«Последствия этого огромны», прокомментировал Джон Дэй, доктор медицинских наук их Intermountain Medical Center в Солт-Лейк-Сити, со-модератор заседания клинических испытаний.

«Вы сообщаете об отсутствии рецидивов ФП. Мы никогда не видели исследований по абляции или лекарственным средствам, которые были бы довольно близки к 100% успеху», — сказал он Стейнбергу.

«Результаты были действительно неожиданными, и могут иметь важные последствия, — согласился доктор Стейнберг. — Если мы сможем повторить эти долгосрочные результаты, это позволит предположить, что возможна новая парадигма, которой мы должны следовать. Это предполагает иной путь вмешательств, который не связан с традиционными способами абляции».

Проспективное, рандомизированное, двойное слепое пилотное исследование включало 60 пациентов (средний возраст около 62 лет) с предоперационным анамнезом фибрилляции предсердий и показаниями к проведению аортокоронарного шунтирования (АКШ).

Пациенты были рандомизированыдля получения четырех инъекций ботулотоксина типа А (50 ЕД/мл в каждую подушку эпикардиальной жировой ткани) или 0,9% физиологического солевого раствора (1 мл в каждую подушку эпикардиальной жировой ткани) сразу же после АКШ.

Мониторы сердечного ритма были также имплантированы всем пациентам в день операции для того, чтобы зарегистрировать последующие случаи ФП. Данные собирали через 30 дней, а затем через 3, 6, 9 и 12 месяцев.

Предварительные результаты, которые уже были опубликованы в литературе, показали, что в течение 30 дней после операции, пациенты, получившие ботулотоксин, имели значительно меньшее количество послеоперационной ФП, в сравнении с контрольной группой.

«Это был статистически высоко значимый результат, пациенты, получившие плацебо, имели ожидаемую частоту возникновения ФП, а группа, получившая ботулотоксин, имела намного более низкую частоту – около 10% от ожидаемой», — сказал доктор Стейнберг.

Он предположил, что нейротоксический эффект ботулотоксина может быть объяснением.

«Автономная нервная система играет важную роль в инициации и поддержании ФП, а ботулотоксин препятствует освобождению нейромедиаторов, предупреждая таким образом развитие предсердной тахиаритмии», — объяснил доктор Стейнберг.

Проведенный анализ после 30 дней показал, что снижение частоты ФП в группе ботулотоксина сохранялось через 3, 6, 9 и 12 месяцев: «Это снижение было почти аналогичным на каждом временном отрезке, без каких-либо указаний исчезновения эффекта с течением времени».

На протяжении 12-месячного периода наблюдения, ни у одного пациенты в группе ботулотоксина не было клинически очевидной ФП, которая требовала бы лечения медикаментозными средствами.

И наоборот, 20% пациентов контрольной группы имели частую ФП во время периода исследования и нуждались в проведении дополнительной медикаментозной терапии, а у других 7% развилась персистирующая ФП, которая требовала катетерной абляции.

Лечение ботулотоксином также было связано с выраженными изменениями вариабельности частоты сердечных сокращений, что подтверждает снижение парасимпатической и симпатической активности. Хотя эти изменения рассеиваются между 3 и 6 месяцами после операции, они существуют дольше, чем в контрольной группе, в которой они рассеиваются до 3 месяцев.

«Честно говоря, мы были очень удивлены, когда увидели такие результаты, потому что мы знаем из пластической хирургии, что ботулотоксин не действует в течение столь долгого времени – возможно, от 3 до 6 месяцев, но не дольше», — прокомментировал ведущий исследователь Евгений Покушалов, доктор медицинских наук, из Государственного научно-исследовательского института патологии кровообращения в Новосибирске, Россия, во время пресс-конференции на заседании.

Он предположил, что, если эти результаты будут повторены в большом исследовании, каждый пациент во время операций на открытом сердце сможет получить инъекцию ботулотоксина с целью профилактики.

Размышляя о механизме действия ботулотоксина, доктор Стейнберг признал, что пациенты с ФП имеют «фиксированные, структурные, ремоделирующие эффекты, но также существуют электрические или вегетативные явления, что могут быть топливом для ремоделирования, которые мы, возможно, задерживаем путем введения ботулотоксина, что может стабилизировать тяжесть ФП в течение долгого времени».

«Другой возможностью является то, что существуют более долгосрочные эффекты, чем мы ожидали, и, возможно, некоторые эффекты от препарата или от повреждения, им вызванного, могут продолжаться дольше, чем можно было ожидать от чистого фармакологического эффекта», — сказал он.