Ранее неизвестная связь между иммунной системой и смертью моторных нейронов при боковом амиотрофическом склерозе (БАС), также известным как болезнь Лу Герига, была обнаружена учеными из исследовательского центра Университета Монреаля. Выводы открываюх путь к совершенно новому подходу для разработки препарата, который может излечить или, по крайней мере, замедлить прогрессирование таких нейродегенеративных заболеваний, как БАС, болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона и болезнь Хантингтона.

Исследование, опубликованное 10 июня 2015 года в журнале Nature Communications, показывает, что иммунная система в животной модели C. elegans (свободноживущая нематода (круглый червь) длиной около 1 мм) играет важную роль в развитии БАС. «Дисбаланс иммунной системы может способствовать разрушению моторных нейронов и запускать болезнь», — сказал Алекс Паркер, исследователь и ассоциированный профессор в отделении неврологии Университета Монреаля.

Боковой амиотрофический склероз – это нервно-мышечное заболевание, которое поражает нейроны и спинной мозг. Пациенты с БАС постепенно становятся парализованными и обычно умирают меньше чем через 5 лет после начала симптомов. В настоящее время не существует эффективного лечения для этого тяжелого заболевания. Рилузол только продлевает жизнь больного на несколько месяцев.

Более десяти генов связаны с развитием БАС. Если мутация возникает в одном из них – у человека развивается болезнь. Ученые ввели мутированный ген человека (TDP-43 или FUS) в C. elegans, которая широко используется для генетических экспериментов. Нематоды парализовало в течение около 10 дней. Задача состояла в том, чтобы найти способ спасти их от неминуемой смерти. «У нас была идея модифицировать другой ген, — tir-1, — который известен своей ролью в иммунной системе, — сказала Джули Верьеп, ведущий исследователь и докторант под руководством Алекса Паркера. – Результаты были замечательными. Нематоды с иммунодефицитом в результате мутации гена tir-1 были в лучшем состоянии, а паралич у них был менее выражен».

Это исследование подчеркивает механизм, который никогда ранее не подозревали: даже если C. elegans имеет очень простую иммунную систему, эта система вызывает ошибочное поражение собственных нейронов нематоды. «Нематода считает, что имеет вирусную или бактериальную инфекцию, и запускает иммунный ответ. Но реакция является токсичной и разрушает моторные нейроны животного», — объяснил доктор Алекс Паркер. Существует ли подобный сценарий у людей? Возможно. Человеческий эквивалент гена tir-1 — SARM1 – подтвердил свою важность для целостности нервной системы. Исследователи считают, что сигнальный патологический механизм одинаков для всех генов, связанных с БАС. Это делает белок TIR-1 (или SARM1 у людей) отличной терапевтической мишенью для развития лекарственных средств. SARM1 особо важен, потому что он является частью хорошо изученного процесса активации киназы, который можно блокировать при помощи существующих препаратов.

Команда Алекса Паркера уже активно проверяет препараты, которые были ранее одобрены FDA для лечения таких заболеваний, как ревматоидный артрит, для того, чтобы увидеть, как они работают при БАС. Однако, остаются еще препятствия для создания лекарственного средства для излечения или замедления прогрессирования бокового амиотрофического склероза.

«В нашем исследовании на нематодах, мы знали, что животное больно, потому что мы вызвали болезнь. Это позволило нам проводить лечение очень рано. Но БАС – это болезнь старения, которое обычно возникает у людей в возрасте около 55 лет. Мы не знаем, будет ли потенциальный препарат эффективным, если его назначать после появления симптомов. Но мы четко продемонстрировали, что блокирование этого ключевого белка сдерживает прогрессирование болезни у нематод», — заключил доктор Алекс Паркер.