:

Записаться на прием к платным врачам Москвы

79229 +7 (499) 969 27 67

Умирать от СПИДа во времена, когда есть всё для спасения жизни ВИЧ-инфицированного, недопустимо

Главный специалист Минздрава России по лечению и диагностике ВИЧ Евгений Воронин рассказал vpravda.ru о количестве ВИЧ-инфицированных в стране, разработанных путях снижения заболеваемости, нехватке лекарств и ВИЧ-диссидентстве.

Евгений Воронин

У нас более 900 тыс. человек, живущих с ВИЧ. Почти 40 % новых случаев заражения – это женщины. Ежегодно у ВИЧ-инфицированных женщин рождается около 16 тыс. детей. Но перинатальная профилактика всегда была приоритетом в РФ. Нам удалось снизить риск передачи вируса от матери к ребенку с 20 % в начале 2000‑х годов до 1,7 % в 2017 году. То есть больше 98 % детей ВИЧ-позитивных матерей рождаются практически здоровыми.

ВИЧ-инфицированных детей в России 10 тыс., и им всегда оказывалась помощь на самом высоком уровне. Наша страна входит в Европейскую ассоциацию по лечению ВИЧ. То есть мы лечим по тем же стандартам, что и в Европе, и с тем же результатом. На лечении у нас около 90 % детей из числа зарегистрированных. Сейчас ребенок, у которого рано выявлен ВИЧ и своевременно начато лечение, может прожить такую же по продолжительности и качеству жизнь, как и ребенок без ВИЧ.

ВИЧ: Самая крупная медицинская афера ХХ века. Видео

Пути снижения ВИЧ-инфицирования

В целом ситуация с ВИЧ действительно достаточно серьезная – повторю, более 900 тыс. ВИЧ-инфицированных. Но вместе с тем мы совершенно четко понимаем, что именно необходимо сделать, чтобы изменить ситуацию, и мы ее меняем. В 2016 году была предложена и утверждена Государственная стратегия противодействия ВИЧ-инфекции в РФ. Основная цель стратегии – добиться к 2020 году снижения новых случаев и снижения смертности от СПИДа. И это не просто декларация. Там четко изложены основные пути, как этого добиться.

Первое – повышение информированности общества. Общество должно понимать, что сегодня ВИЧ – проблема не только каких‑то узких групп риска, это заболевание может коснуться любого человека. Второе – увеличение охвата тестированием на ВИЧ. В идеале каждый человек ежегодно должен проходить такое тестирование. Если вдруг анализ оказался положительный, ты своевременно можешь обратиться в центр

СПИДа и начать принимать антиретровирусную терапию. И третье – охват антиретровирусной терапией. Современные исследования показывают: когда человек получает АРВ-терапию, он перестает быть источником инфекции. Если мы охватим терапией 60 % людей, живущих с ВИЧ, то количество новых случаев заболевания начнет снижаться.

В России все больше регионов, которые уже достигли этих результатов благодаря высокой информированности населения, высокому охвату тестированием и лечением.

Дефицит лекарств и импортозамещение

Очень много зависит от ситуации на местах. Да, есть регионы, которые отстают, где есть перебои с препаратами, поэтому мы и проводим окружные совещания. Для ВИЧ-инфицированного не должно быть никакой разницы, в каком регионе он живет. Он должен получать АРВ-терапию, если она ему показана!

Что касается импортозамещения, то сейчас появилось очень много дженериков, которые значительно дешевле и успешно используются в терапии. И как показатель – более 75 % людей, получающих такую терапию, имеют неопределяемую вирусную нагрузку. Но мы, конечно, стремимся к более высокому результату. Раньше мы с нетерпением ждали «волшебную» вакцину от СПИДа, которая появится.

Но практика показывает, что до сих пор самую высокую эффективность показывает АРВ-терапия. Эффективность ее – 96 %. А долгожданная вакцина, которая использовалась в клинических исследованиях, показала свою эффективность только в 30 % случаев. Конечно, работы над вакциной идут очень активно, и это, безусловно, ускорит победу над ВИЧ. Но уже сегодня есть все, чтобы эту проблему решить.

ВИЧ-диссидентство

Как человек, который уже 25 лет занимается оказанием помощи ВИЧ-инфицированным детям, я считаю, что проблема ВИЧ-диссидентства очень серьезна. В прошлом году мы в Санкт-Петербурге потеряли 10‑летнего ребенка, потому что его приемные родители были СПИД-диссидентами. Для меня это страшно. Одно дело, когда погибали дети в 90‑х, когда не было лекарств и врачи были бессильны, и совсем другое дело сегодня – когда для спасения жизни ВИЧ-инфицированного есть абсолютно все. Это недопустимо!

Как сообщалось ранее, в Тюмени умерла ВИЧ-диссидентка, с которой много раз судился «Центр профилактики и борьбы со СПИД» за разрешение лечить её детей. Об этом рассказала пресс-секретарь организации Елена Лосева.

logo

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *